Как наши эмоции, опыт и мысли влияют на выбор музыки?

Как наши эмоции, опыт и мысли влияют на выбор музыки? На эти вопросы отвечает профессор психологии калифорнийского университета в Сан-Диего Диана Дойч.

— Когда вы впервые обратили внимание на связь между психологией и музыкой?

— Мой первый эксперимент в этой области касался участия памяти в запоминании музыкальных тонов. С помощью компьютера я сгенерировала последовательность музыкальных тонов, упорядоченных в разных последовательностях. Задачей было определить особенности их запоминания. Оказалось, что, вопреки существующей теории, мозг запоминает тона не в одиночку, а в совокупности. Это отличается, например, от запоминания цифр или слов, которые мозг сохраняет именно в одиночку. До сих пор считали, что кратковременная память — это функция с ограниченным объёмом, а запоминание связано с этим лимитом, независимо от типа.

— Означает ли это, что в запоминании музыки участвует другой тип памяти, чем та, что связана с запоминанием, скажем, слов и цифр?

— Именно так. Эксперимент выявил, что на запоминание последовательности тонов повлияли предварительно услышанные тона. Зато предварительно услышанные слова и числа не влияли на запоминание этих информационных последовательностей. Это подобно тому, будто музыкальные тона попадают на конкретные «магазинные полки»: чтобы положить туда новые «товары» нужно предварительно вынуть старые. Информация же другого типа попадает на все новые и новые пустые полки.

— Для вас это было сюрпризом?

— Да. Хотя в моих экспериментах были и другие сюрпризы. Одним из них была иллюзия октавы.

— В чём заключается этот «сюрприз»?

— Я создала последовательность двух тонов — высокого и низкого — на расстоянии одной октавы. Эту последовательность в форме повторяющегося чередования высокого тона в правом наушнике и низкого в левом я предложила прослушать участникам эксперимента. В ходе эксперимента я с удивлением обнаружила, что участники слышат последовательность: высокий тон — тишина — высокий тон — тишина, в правом ухе, и другую последовательность: тишина — низкий тон — тишина — низкий тон, в левом. Другим сюрпризом было то, что когда я поменяла местами наушники, высокий тон и дальше звучал в правом ухе, а низкий — в левом. Мне не удалось найти описания такой иллюзии в одном предыдущем эксперименте.

— В случае с этой иллюзией, очевидно, определённую роль сыграло то, является ли человек-правша или левша…

— В общем, да, но было и много исключений, так что о строгой корреляции здесь речи не идёт. При анализе перцепции следует учитывать все возможные факторы, в частности, словесное внушение. Это хорошо иллюстрируют «фантомные слова»: если во время прослушивания давать участникам какое-то слово, то с большой вероятностью их мозг будет интерпретировать последовательность тонов, как склады этого слова.

— Могут ли результаты ваших экспериментов применяться в медицине?

— Часть из них имеют медицинские последствия. В частности, восприятие высокого и низкого тонов связано с доминированием правого или левого полушария мозга. Это может быть простым не инвазивным способом определения, которое из полушарий доминирует, у пациентов, которых готовят к нейрохирургическим операциям.

P.S. Участники коллектива DIVAN также проводят сеансы музыкальной арт-терапии, сопровождают занятия оздоровительными практиками живой музыкой. Пригласить нас на урок можно, оставив заявку через форму обратной связи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *